О ЛЮДЯХ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ ДЛЯ ДРУГИХ

Ответы

В каждом коротком ролике герои говорят о себе, о стране, о жизни, о страхах, смыслах, поисках, разочарованиях и главных открытиях

"Сегодня происходит экзистенциальная борьба добра со злом. Зло хочет нас убедить, что мы должны ответить агрессией на агрессию. И я очень боюсь быть неадекватным. И если бы передо мной сейчас сидел солдат, который воевал на востоке, вы знаете, я бы не смог философствовать при нем... Потому что когда ты наставляешь автомат и целишься, ты не можешь себе сказать "Я люблю этого человека...". Однако для меня спасительной была мысль одного участника АТО на моем семинаре..."
Комментировать
"...Люди, которые просидели несколько лет в невероятно тяжелых условиях, не понимая, будут ли они вообще жить... после освобождения попадают в эпицентр внимания общества, журналистов... У них пытаются распросить все до мельчайших подробностей. И однажды я стала свидетелем, как кто-то из журналистов с сожалением произнес: "Так что, вас там не пытали?..." Но даже это -- хоть какое-то внимание к их проблемам. Через некоторое время наступает -- тишина. Их больше не видят..."
Комментировать

«Вот власть пыталась активно маргинализировать Майдан. Со своей стабильной зарплатой я могла прекрасно стоять в сторонке и постить «луки». Чисто гипотетически. Теперь у меня есть меньше. В том числе и в профессиональном плане, но…»

Комментировать
«Они платят своей болью, своей бесценной жертвой за безответственность миллионов украинцев. Сейчас все идет на истощение... Новости о новых погибших --- они такие же ужасные, как и в  2014 году, как и во время Майдана... Это те же самые смерти, оборванные жизни, судьбы... но отношение большинства людей к этим потерям немного другое...»
Комментировать
«…Начался минометный обстрел, мы выбежали из помещения, чтобы посмотреть, откуда ведется огонь. И один из подчиненных крикнул: «Сан Саныч, туда не беги, там опасно». Я разворачиваюсь, делаю пять шагов, и на то место, куда я собирался бежать, прилетела мина… Осознал все только под вечер. Поблагодарил бойца»
Комментировать
«Сейчас только и спрашивают, а когда следующая поездка. Уже -- изменения. Уже не боятся ни Карпат, ни Львова, ни Киева... Этот вопрос уже снят. Этап пройден. И это то, что сделали просто люди своими горизонтальными связями. Но в чем проблема? Мы на все эти поездки -- в лагеря, санатории, на экскурсии - собираем деньги везде. Все возможные меценаты,  бизнесмены... ползаешь, к кому только можешь. Ясно, что в разумных рамках и без политической символики...».
Комментировать
«В том варианте, в котором это происходит в России – не дай Бог. Никакими благими намерениями это невозможно оправдать»
Комментировать
"Когда захватывали областную администрацию, я пришла делать стрим от Евромайдана. И рядом был парень из луганской гвардии. Мы узнали друг друга , потому что он луганчанин, я -- луганчанка, вся остальная толпа состояла из неизвестных нам людей. Он снимал с крыши какие-то машины. Он подал мне руку, чтобы я могла подняться. И мы спина к спине делали свои стримы. Я для Киева, он -- с какими-то комментариями о России..."
Комментировать
«Я не хочу оскорблять никакие подразделения и воинские части, вот поверьте, учета вообще не было… И куда это оружие подевалось, до сих пор, наверное, не могут концы с концами свести. То, что по Украине гуляет множество оружия, – это гарантия. И если есть оружие, то оно выстрелит, – это тоже гарантия»
Комментировать
«…что может как-то закончится этот конфликт. Зачем лишняя кровь? Не нужна. Но потом – все. Есть противник – есть работа на поражение. Никаких стеснений и колебаний»
Комментировать
«В 2014-м казалось, что это возможно и что это может произойти быстро. Сейчас я не знаю….  Ситуация худо-бедно стабилизировалась. На нас сейчас никто не нападает. И идти вперед – это фактически идти на мирное население… »
Комментировать
«Дети ж  не выбирают, где жить и как. Они жили, ходили в школу....и тут "бах"... получилось так, что ты остался на одной стороне, а твои друзья — на другой... Никто тебя не спрашивает, ехать тебе или оставаться.... О каких нарушениях прав здесь уже вообще можно говорить...»
Комментировать
«А нас касается. Я понимаю, что у нас мальчики. И что они оба военные. Но, знаете, я такая мама, что если сын скажет, что пойдет прыгать с парашютом, я не буду запрещать. Я буду прыгать вместе с ним».
Комментировать
«Даже сейчас… как бы не хотелось говорить, но спичкой чиркнуть на Балканах – там снова все начнется по новой… в Приднестровье то же самое…»
Комментировать
«... и четыреста гривен -- живи. .. Если бы были условия, когда человек понимал бы, что он сам будет зарабатывать на свою жизнь, не у кого не прося, это бы помогло... многие бы решились на переезд. При разработке подобных программ основное о чем мы часто забываем, -- это о человеческое достоинство».
Комментировать
«Юристы, которые вошли в группу, отдаются своей работе полностью. И это исключительно российские и крымские специалисты. Николай Полозов говорит, что это первый случай в юридической практике России, когда создана целая группа из 30 юристов, придерживающихся единой линии защиты. Когда никто не выезжает за счет другого».
Комментировать
«Армия тоже не бездонная и резервов там ограниченное количество. Тем более на тот момент. Если двинулись вперед, то это совсем не означает, что эта же воинская часть способна идти дальше. Могут быть необратимые потери… На  долю тех воинских частей, которые были в первом эшелоне, выпало достаточно. И я не уверен, что их силами можно было продвигаться дальше и брать Иловайск»
Комментировать
«Но конечно, очень важно вернуть людей, а не только территории. А там разные люди живут. Люди которые ждут Украину,.. которые сориентированы на Россию,… которые писали доносы, пытали, есть просто индифферентные… И это проблема, связанная с деоккупацией сознания. И не только там, но и здесь… »
Комментировать
«Я прекрасно знаю это регион, там жили все мои предки…Это специально распространяется некая пропаганда, что это какой-то ответ и люди вышли… никто там не выходил. Проукраинские митинги собирали неизмеримо больше людей. Но приезжали автобусы из Ростовской области, вопрос: кто их пропускал?»
Комментировать
«Это дети и из семей переселенцев, и из семей военных. У которых отец в «один прекрасный день» вышел из дома и не вернулся... Эта трагедия детства также связана с войной, даже если ребенок никогда не слышал автоматной очереди».
Комментировать
«И для меня отвественность взрослых за детей является абсолютной. Без каких-либо почему или еще каких-то аргументов. Наверное, моя нынешняя профессиональная деятельность тянется из моего детства. Из каких-то личных переживаний и травм. И понимания состояния ребенка в той ситуации, когда нет никого, кто мог бы ему помочь...»
Комментировать
«Наша организация не занимается законотворчеством. Но нам известно, что есть ряд законопроектов. Каждый из них не совершенен. Почему до сих пор политики не могут их как-то свести, проработать и принять хоть что-то, мне, как человеку, непонятно. Как, впрочем, и то, почему они пишутся без участия людей, которые были в плену. Хотя тема заложников остается "модной". Ее всегда пытаются использовать для политических бонусов».
Комментировать
«Как только Путин выведет оттуда свои войска, проблема деоккупации будет решена за неделю. Сепаратистские структуры оперативно скроются в России, а украинская армия сможет заехать туда на велосипедах»
Комментировать
«… Та часть населения, которая была патриотичной, она стала еще более патриотичной. Волонтеры, журналисты, общественность, бизнес, армия сумели остановить продвижение хорошо обученной и оснащенной армии»
Комментировать
«…о нем нужно снимать, писать, скорбеть о погибших детях… Не упускать из информационного пространства. Иначе у нас нет Крыма. Тем более нет, если мы только и можем, что злорадствовать — «скорее бы этот мост завалился» и пр. Поэтому мы едем в Крым, несмотря на критику коллег, упрекающих нас, что мы «подыгрываем России, легитимизируем новую власть».
Комментировать
«Все равно люди с той стороны на другую будут ездить, будут перевозить какой-то товар. А не проще было бы все это поставить в какое-то нормальное законное русло со стороны государства?»
Комментировать
«Им выгодно, что стреляют, погибают…Есть шахматная доска, и каждая страна на ней какая-то фигурка. А Украина – это та самая шахматная доска, и постоянно здесь будут разыгрываться какие-то партии»
Комментировать
«У каждой семьи свой контекст. Вообще своя социальная жизнь. Есть семьи, чего греха таить, которые и  до войны не заботились о детях.... И другая ситуация, когда родители абсолютно ресурсные.... Мамочки, которые сеют поля...за километр от фронта... это мой родительский дом, и мои дети будут здесь жить... и мы все переживем.. и мы сможем... и я не хочу бросать эту землю...»
Комментировать
«Подчиненного нужно уметь выслушать. Хорошо, он не стреляет – он просто великолепный наблюдатель. Его дело увидеть. Есть выдержка, хорошее зрение, умеет пользоваться оптикой… Молодец. Почему нет?...»
Комментировать
«Нужно дать почувствовать свою принадлежность, единство… Украинская культура, язык, украинские песни... Это только кажется мелочами. Но без них невозможно. Если люди и дальше будут слушать российскую попсу, говорить по-русски, они никогда не станут настоящими украинцами. Потому что Украина пройдет для них где-то в стороне. Останутся на уровне политиков, которые кричат «Слава Украине!», не вкладывая в это никакого смысла»
Комментировать
«А кинутся ли они закрывать собой командира роты? Идешь и смотришь… да, этот нормальный пацан…было дело… и эти посмотрят на него и поступят также… А есть командиры… он идет и думает, а кто же в него кинет гранату?... Этот наверное кинет, потому что я ему сказал «закрой хайло» ….а этого обозвал…»
Комментировать
«А теперь мы постоянно что-то должны. Мы должны говорить на украинском языке. Мы должны в совершенстве знать историю. Мы должны отвечать за то, что Россия захватила наши города. Мы должны, должны, должны...Нас нужно интегрировать, спасать, обвинять... что угодно. Но главное -- нас отделяют от Украины. И это страшно. Потому что мы чувствуем, что мы -- Украина. И нам это важно. И мы не понимаем, почему постоянно должны это доказывать... Сотни гражданских заложников попадают в плен... люди продолжают вывешивать украинские флаги... Неужели это ничего не значит?...»
Комментировать
«... в Славянске был перевалочный пункт. Оттуда людей распределяли -- кого на Одессу, кого на Киев... Приходилось по несколько дней пережидать. Для этого поставили стационарные вагоны на колею и селили туда людей. Но в тех вагонах не было света... Вообще. То есть людей вытащили из сырых темных подвалов и поселили туда же -- в темноту. Ну как так?... Люди и так в стрессе... квартиры разбиты... дети плачут... старики только и спрашивают:"а когда мы вернемся домой?..."
Комментировать
«…когда стрелковцы входили в Донецк… Как они вообще в Славянске оказались? Государство ничего не делало. Понятно, что оно было слабое… но это ошибки. И сейчас мы находимся в состоянии, в котором находимся… и не можем без расследования ответить на все вопросы»
Комментировать
"Но тема настолько эмоционально сложная, что видно, как у людей не хватает сил долго поддерживать эту волну... Как люди начинают злиться, мол, сколько можно... Поэтому в обществе эта тема идет некими волнами. Интерес и желание помочь сменяются апатией и агрессией".
Комментировать
«…Что он государственный деятель? В Донецке и Луганске не решили. Другими словами было ручное управление, мы были как слепые котята… не было ничего. Поэтому, естественно, вопросы остаются… кто-то же должен ответить…»
Комментировать
«Очень много случаев, когда коллеги снимали сюжеты о мародерстве нашей армии, но в эфир они так и не вышли… Но это тоже — мы. Та часть нашей идентичности, над которой нужно работать… В этом же ряду — применение силовиками насилия по отношению к задержанным, к пленным. У нас об этом все молчат. Рассказывают только корреспонденты зарубежных корпунктов».
Комментировать
«Она может прятаться под землей... Ты никогда не готовишься в своей жизни к тому, что в один прекрасный день ты, переодетая в учительницу,  зайдешь в группу детского сада и будешь ставить сценку про ежика и  мины...»
Комментировать
«Дело в многолетней банальной эксплуатации олигархами экономики региона и рабочих. При отсутствии модернизации, достойных зарплат, а значит, и развития. Кстати то, что Украина достаточно быстро научилась жить на самом деле без дотационного Донбасса, тому подтверждение».
Комментировать
«Раньше у  меня тоже были длительные командировки с миротворческими миссиями в Боснию  Косово,  Грузию… Есть что-то общее в возвращении домой тогда и сейчас…»
Комментировать
«… что происходит в моей стране. Не все равно, что на Востоке гибнут наши ребята. Что матери никогда не обнимут своих сыновей, а маленькие дети не увидят своих отцов. Мне бы хотелось, чтобы всего этого не было... Чтобы все было хорошо...».
Комментировать

«Никогда не забуду Лесю Рымарь, вдову Игоря Рымаря, последнего раненого, которого вывозили из ДАП. «Человек без шеи»… Мы собирали средства на медикаменты. Их оказалось достаточно много. И вот, когда его не стало, Леся оставила только на похороны. Эти 223 тысячи гривен, для меня, наверное, были самыми ответственными деньгами в моей жизни».

Комментировать
«Во время последней поездки мы познакомились еще с Костей Котовым. В прошлый раз он стоял в одиночных пикетах. А в этот раз мы заехали в Лефортовское СИЗО, когда он передавал ребятам передачи. Потом все два дня Костя был с нами. Я у него спросила: «Вы работаете где-то?» «Да, работаю. Но я взял отпуск за свой счет. Кому-то же нужно это делать…».
Комментировать
«Это была уже преддипломная практика. Он проходил ее на катере «Бердянск», чтобы потом стать командиром его экипажа. На практике они постоянно выходили в море, поэтому ничего особенного в выходе 23 ноября тоже не было…».
Комментировать
«У нас есть масса архивов. Мы это фотографировали. Мы видели эти колоны. Мы видели этих чеченцев, бурятов…мы всех их видели. Что они там делают? Вот, пожалуйста, вам причины»
Комментировать
«Мы не солидарны с людьми в их горе. А это граждане Украины. Мы называем людей, которые остались в Донецке, -- "ватой" и не видим тех сигналов, которые они нам подают. Мы не строим связей. То, как мы будем возвращать Донбасс и Крым завтра, -- о чем так пафосно нам рассказывают -- зависит от нашего отношения к людям, которые там живут,  сегодня».
Комментировать
«Почему?.. Может быть потому, что прикрылись мирными жителями. Но, конечно, проще всего уничтожать противника, когда он находится в колонне на рубежах выдвижения. До того, как он развернется в боевой порядок»
Комментировать
«…был момент, когда группами спецназа можно было действовать. Но потом, когда начала работать артиллерия, в том числе и реактивная, там уже надо было отвечать чем-то адекватным…»
Комментировать
«Украинская журналистика разделилась на время до публикации списков сайта «Миротворец» и после. После оккупированные территории и проживающие там люди оказались отрезанными как от украинских, так и от иностранных медиа. Глубже почти никто не копал. Истину почти никто не искал. А потом читатель просто привык к войне».
Комментировать
«Поддержка своего же сослуживца может быть более эффективной, чем семьи или врача, общества. Потому что я его знаю, как личность, которая воевала… какие действия он делает вообще подсознательно на автомате»
Комментировать
1 2 3