О ЛЮДЯХ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ ДЛЯ ДРУГИХ

Леся Литвинова

Режиссер, участник Революции Достоинства, волонтер, основатель волонтерского центра помощи переселенцам «Фроловская 9/11», глава наблюдательного совета Благотворительного фонда «Свои».

Мы встретились после того, как она закончила свое очередное свидание с депрессией. Две недели на таблетках. Дома. В одиночестве. Сегодня волонтер, некогда создавшая «Фроловскую 9/11», несколько лет собиравшая по кусочкам быт тысяч переселенцев, пытается собрать себя. Это чувствуется. Несмотря на то, что после хлопка оператора Леся, как бывший опытный режиссер-телевизионщик, берет себя в руки, делает лицо и начинает  вещать. Однако уже через какие-то минуты «лицо» уходит и появляется — человек. Сильный и слабый. Растерзанный и собранный. Простой и сложный. Уверенный и сомневающийся. Женщина, которая в 2013-м бросила карьеру, и,  храня под сердцем четвертого ребенка, выбрала свою новую дорогу.

На тій і стій, і стій — допоки скону,

допоки світу й сонця — стій і стій.

Хай шлях — дораю, пекла чи полону —

усе пройди і винести зумій.

Так у Стуса. А у Литвиновой?

Она стоит. Она держит. Сначала  переселенцев, теперь —онкобольных. Ищет лекарства. Жилье. Смысл. Даже если у кого-то его осталось на месяц с небольшим. Она подробно и методично описывает истории болезней людей на своей странице в Фейсбуке. Выставляет их фотографии. Указывает номера банковских карт и просит поздравлять ее с днем рождения посильным взносом на спасение чьей-то жизни. Потом появляется пост с просьбой не звонить ей по ночам. Потом – картинка с ангелом, которого запрягли люди. Ангел с надломленными крыльями и сейчас на ее странице боронит  землю. Железная  Леся устала?

Этот факт давно раздражает многих. Тех, кто не может натянуть свою жизнь ее поступки. Ну, если взялась, то тяни, Леся, не жалуйся… Однако привести домой к своим детям умирать чужую девочку, это  слишком…  А может она убегает в чужую боль от глубокой своей?… А если это уже гордыня и комплекс Бога ? А она все публикует и публикует номера карт.Ищет деньги на лекарства.Верит в Веру, — женщину с большими трогательными глазами и стильной прической, только что сделанной ей в частном хосписе. Который также нашла Литвинова. И, да, и ей продолжают звонить по ночам.

В какой-то момент  чувствуешь, что перед тобой –божий инструмент. Посредник. Ее выбрали. А она — согласилась. Помогать нести чужой крест. Хоронить  чужую девочку Леру. Чтобы потом написать: «Я тебя никому не отдам…». Читаю и прощаю ей ее посягательство на ангела. Потому что передо мной Человек-Подвиг.  Почти раздавленный своим же собственным железным весом. Она сопротивляется.  Говорит о разрушении собственных границ. А, по сути, – о разрушении своей жизни. Самоопределение «плохая мать» прошивает весь наш диалог.  Она сомневается.   Но на утро — очередной  пост с фото о новом собственном жилье для семьи страдающего раком переселенца…Четыре забавных малыша сидят у забора на лавочке свесив ноги. На своей лавочке.

Она старается…

Инна Ведерникова

«Я ж не несу непрерывно. Я ломаюсь. Я хожу к психиатру. Я пытаюсь покончить с собой. Я бьюсь головой о стену. Просто это остается за кадром, и я стараюсь максимально быстро справляться…»
Комментировать
«А в самых чистых и невероятных людях обязательно есть то, что лучше пусть никогда не всплывет…»
Комментировать
«Для того, чтобы следующая революция заставила общество на нее ответить, она должна быть такой кровавой, которой я не хочу, которая откатит нас очень далеко назад»
Комментировать
«Потом было страшно, что кто-нибудь дубинкой попадет… я несколько достаточно активных дней пропустила и сидела дома. Так вот…дома было страшнее…а потом – одно за другое... свои 15 лет все заработали»
Комментировать
«И возможно именно этот единственный его героический поступок и был центром его жизни и центром его личности. И если бы обстоятельства не сложились именно так, он навсегда остался бы никому не известной серой мышкой… »
Комментировать
«В 2014-м казалось, что это возможно и что это может произойти быстро. Сейчас я не знаю….  Ситуация худо-бедно стабилизировалась. На нас сейчас никто не нападает. И идти вперед – это фактически идти на мирное население… »
Комментировать
«Мне так никто и никогда  не ответил на вопрос: за что мы воюем? Мы воюем за территорию или за людей? Если за людей, то мы не можем воевать с ними. Мы должны воевать за них. На всех фронтах»
Комментировать
«Мои дети очень тяжело переживали, когда у нас дома оказалась чужая девочка с онкологией. Когда я им сказала, что поживет она у нас месяц- полтора…и умрет она тоже здесь. Таких вещей вообще нельзя делать…»
Комментировать
«Я не говорю о Майдане, я не говорю о войне. Я говорю о внутреннем ощущении себя обществом, в котором мне хотелось бы жить»
Комментировать
«Но если вдруг  моим родственникам придется все-таки меня хоронить, то на надгробной плите я хотела бы, чтобы было выбито: «Она старалась»
Комментировать
«В этом тоже есть определенная гармония. Но хочется ж не ее. Хочется, чтобы тихо, гладко. С арфой на облачке, с крылышками… и умереть со скуки…»
Комментировать
Тема: Боль
«Бывают моменты, когда боль физическая или боль внутренняя становится такого масштаба, что ты ни о чем не думаешь…ты думаешь только о том, чтобы эта боль прекратилась. И если для того, чтобы она прекратилась нужно, чтобы прекратился ты…»
Комментировать
«Ни одно событие я не могу переварить самостоятельно. Для меня важно, чтобы рядом был тот, кто чувствует то же, что и я. Кто видит то же, что и я. Кто понимает то же, что и я. Это не обязательно мужчина. Это может быть просто близкий друг, ребенок или дневник»
Комментировать
«Я очень стараюсь не осуждать людей. Потому что ты видишь только верхний слой и никогда не знаешь, что лежит под ним. Одна из таких не- рассказанных историй про молодого мальчика, который живет на той территории…»
Комментировать
Тема: Корни
«У меня очень мудрая мама. Она никогда ни за что меня не осуждала. И она никогда ничего мне напрямую не запрещала. Но я очень хорошо видела рамки дозволенного. И мне было важно не упасть в ее глазах»
Комментировать
«Наверное, лет до 37-38 я вообще не сильно заморачивалась на тему: кто я такая? Правда. Для меня осознание того, что я украинка и что для меня это важно, пришло на Майдане »
Комментировать
«Я достаточно комфортно чувствую себя  и в православной церкви, и в синагоге, и в католическом храме. Еще комфортнее я чувствую себя …дома. Мне проще общаться внутри себя»
Комментировать
«Зато я очень хорошо помню все свои поражения. И я не думаю, что их этого состояния можно куда-нибудь в гордыню свалиться»
Комментировать
«Он получает полный кредит доверия. А дальше начинается то, что он в состоянии продемонстрировать. Как правило, хватает трех болезненных ударов для того, чтобы человек исчез из моей жизни»
Комментировать
«Иногда попытки  узнать о том, куда мы идем – куда я иду – сводят с ума. Потому, что гораздо проще, когда ты обозначил себе какую-то цель и ты к ней двигаешься. Но я не вижу какой-то определенной цели. Я могу рассказывать красивые слова про будущую страну, счастье, будущее детей, но…»
Комментировать
«Моя жизнь та, которая есть, она не впустую. Это я знаю. Это я понимаю. Но по отношению к самой себе я не могу сказать, что эта жизнь успешна. Свою жизнь я больше разрушаю, чем строю»
Комментировать
«Но мне важно, что о себе знаю я. И вот это знание, которое позволяет мне не очень влезать  в конфликты с собой…для меня это есть чувство собственного достоинства»
Комментировать
«Ничего нельзя получить просто так. И очень важно научиться видеть эту цену. Быть готовым заплатить эту цену. За все. За отношения, за развитие, за будущее, за детей »
Комментировать
«Все изменились. Кто-то сильнее, кто-то меньше. Кто-то находится в таких обстоятельствах, что не может активнее проявить то, что с ним происходит»
Комментировать
«В том варианте, в котором это происходит в России – не дай Бог. Никакими благими намерениями это невозможно оправдать»
Комментировать
«Но эта ложь не носит системного характера. На ней как на основе не строится государство. И это тоже дает надежду…»
Комментировать